В Плавске врача-стоматолога обвиняют в смерти пациентки

Убийство по неосторожности. Резонансное дело рассматривается в Плавском районном суде. На скамейке подсудимых оказалась врач-стоматолог местной поликлиники. Сегодня, на втором заседании, судья выслушал прения сторон. Все подробности в материале Киры Черьевской.

Это та самая Плавская районная больница, где более 20 лет стоматологом в поликлиническом отделении работает Наталья Васильева, к которой 8 августа 2018 года Наталья Сапронова привела на лечение свою 18-летнюю дочь. Тогда никто не мог и предположить, что через сутки девушка умрёт, хотя за её жизнь боролись врачи, в том числе и областной клинической больницы, где девушка и скончалась.

Для лечения пульпита второго и шестого зубов пациентке, и с разрешения её матери, предложили сделать платную анестезию. И единственным препаратом был Артифрин форте. Мама согласие дала, сказав, что аллергии у дочери нет. Но после введения препарата пациентке резко стало плохо. Сегодня сторона обвинения, а дело лично ведёт прокурор района, изложил показания всех свидетелей и участников происходившего в последующие минуты и часы.

Дмитрий Сазанов, прокурор Плавского района:

«Медицинская сестра померила Сапроновой давление, которое показало 50 миллиметров ртутного столба, нижнее не прослушивалось. Прошло время в пределах двух-трех минут, в кабинет вошла терапевт и назначила препараты Преднизолон и Кордиамин. После введения Преднизолона и кордиамина медицинской сестрой она сразу побежала в кабинет  заведующей и вызвала скорую помощь».

Артифрин форте, как было заявлено на суде, может спровоцировать анафилактический шок. Вовремя введённая доза адреналина в таком случае – первая помощь. А этот препарат  потерпевшей Анастасии Сапроновой назначил только появившийся в поликлинике врач-реаниматолог. Сторона обвинения считает, что это должна была сделать врач-стоматолог. У защиты своё мнение.

Вячеслав Василевский, адвокат:

«В заключении содержится следующий текст, что зубной врач могла предположить наличие у пациентки анафилактического шока. То есть вопрос был, могла или не могла поставить диагноз. Ответ – могла предположить. Совершенно непонятно, почему к этим последствиям не могли привести действия терапевта и действия бригады скорой медицинской помощи, которые определив правильный диагноз, все равно в течение десяти минут не делали укол адреналина».

Слушала прения и мать погибшей девушки:

«Такого исхода посещения стоматолога, конечно, ни в одном кошмарном сне нельзя было… Они с детства не боялись стоматолога, ни одна ни другая, посещали стоматолога без страха. Врач говорил первые минуты – и зачем вы сюда все сюда ходите после обеда, здесь никого нет, и мне самой сейчас станет плохо, я в обморок упаду. Это было всё сказано при мне, при моей младшей дочери. Медсестра ее там была. Молниеносной секундной реакции не было, никто никуда не спешил, никто никуда не торопился», – вспоминает Наталья Сапронова.

Два с половиной года домашнего ареста и три года лишения возможности работать в медицине. Такое наказание просит сторона обвинения с учётом того, что у подсудимой на иждивении несовершеннолетние дети.

Подсудимая ходатайствовала о том, чтобы её не снимали камеры. В своём последнем слове она извинилась перед матерью погибшей девушки. Сказала, что сделала всё возможное, чтобы её спасти и не оставляла ни на минуту. И также призналась, что не распознала анафилактический шок. Решение суда будет вынесено 7 октября.

Кира Черьевская, Андрей Иванюк

Сделай мир немного ярче – поделись статьёй с друзьями!