Почему затянулась реставрация Успенского собора в Туле

Воссоздание внутреннего убранства Успенского собора Тульского кремля затянулось, но не из-за недобросовестного подрядчика. Наоборот. Не навредить уникальной стенописи – задача номер один. Вторая – вдохнуть новую жизнь в творение 18-го века. Почему зима каждый год ставит на паузу реставрационные работы, расскажет на специальный корреспондент Надежда Долгих.

За окном зима, за тяжелыми ставнями Успенского собора – затишье. Разлинованное в клетку пространство замерло в ожидании реставраторов. Только с мая по октябрь – здесь оживляют стенопись 18-го века руки ярославских мастеров. Под угрозой исчезновения она оказалась в 2007-м, тогда здесь звучала и последняя служба.

Икона от пола до купола, на 360 градусов вокруг. Назвать расписанные стены Успенского собора просто фреской будет кощунством. Это желтковыми красками – на левкасе, классической основе иконы. Даже для храма это ценнейшая редкость.

Заместитель руководителя проекта реставрации Роман Прасалов:

«Площадь стен около 2000 квадратных метров на них находится живопись, начала разрушаться. Работы можно производить только в нормализованном температурном и влажностном режиме. Температура в храме должна быть выше 15 градусов».

Летний, не отапливаемый храм возводили в Тульском кремле в 1760-х годах на средства купечества, внешний облик – образец русского барокко. Внутри – история тульской земли.

Настоятель Успенского кафедрального собора Тульского кремля, протоиерей Сергий Резухин:

«В стенах этого храма встречали государей, отсюда уходило, сюда же возвращалось тульское ополчение. В соборе находились реликвии, святыни, знамена ополчений, мертвенное тело Александра I».

Советское время вмешалось в жизнь и этого памятника. В 1930-м собор закрыли. Использовали как музей и склад промтоваров, по некоторым источникам был в внутри и пожар. Когда взялись за реставрацию, детали – шокировали.

Реставратор, иконописец Владимир Снытин:

«Никто даже не мог предположить, что в верхних регистрах ярусов росписи на высоте 20-25 метров, мы можем наблюдать на иконах или понагии, медальоны, с изображением святых. Они настолько малы, что увидеть их можно только поднявшись туда».

Пострадала не только стенопись, но и иконостас высотой в 14 метров и шириной в 22. Поэтому пока храм закрыт на зимовку, переместилась в иконописные мастерские.

Иконописец Владимир Снытин:

«Мы не просто пишем иконы заново, мы их копируем и воссоздаем. Для всего иконописного ряда, нужно было создать свой стиль, колорит. Колера долго утверждались, мы их искали, и для личного, и для всех икон».

Берлинская лазурь – единственная краска для икон, созданная химическим путем, использовалась с 18 века. Остальное – минералы, охра, киноварь, а основа – яичный желток.

Владимир Снытин иконописец:

«Всего икон 78 вместе с киотными, в них парные иконы. Композиция даже нераздельна».

Задачи у иконописцев и реставраторов непросты, посмотреть на мир глазами мастеров 18 века. Если получится, через несколько лет прихожане увидят не просто иконы и настенную живопись. А ощутят свет, исходящий из глубины веков.

Надежда Долгих

Сделай мир немного ярче – поделись статьёй с друзьями!
2021-12-10