Бяковских спелеологов беспокоят любители пощекотать нервы

Туристический маршрут, уводящий на 20 метров под землю, привлекает все больше любителей пощекотать нервы, что беспокоит спелеологов, изучающих Бяковские каменоломни в Веневском районе, в первую очередь с исторической точки зрения. Подробности у нашего специального корреспондента Надежды Долгих.

Тульская Мория манит туристов таинственностью лазов, но они хранят не столько мистические истории (а порой ожидания именно таковы), сколько историю тульского строительства. Белые камни, лежащие в основании Тульского кремля, были добыты в этих шахтах.

Борис Егоров, спелеолог:

«Очень характерный профиль, рельеф. Данная вещь называется черепаха. Если ты вышел на черепаху, значит ты вышел на центральные ходы. Именно здесь ходили лошадки, которые вытаскивали камень».

В послевоенные годы шахты взорвали: искали партизан, которые прятались в темных коридорах. От тоннелей остались узкие лазы, остававшиеся долгое время заброшенными. Ровно до тех пор, пока ими не заинтересовались спелеологи. Оказалось, что прямо под домами нескольких деревень на глубине 35-40 метров скрывался исследовательский клад.

И вот мы в самом центре системы подземных ходов, называется эта точка на карте пугающе – могила боцмана, однако это самое лучшее место для изучения системы добычи мраморного известняка. Такое название он получил неслучайно – были блестящие вкрапления. В данном случае видно, как деревянными клиньями отламывали куски породы и образовалась вот такая арка, и здесь до сих пор остались следы того, как работали кайлом.

За десятки лет изучения на стенах появились метки – как полезные, так и скорее вандальные. Но если найти один из номерных реперов, можно определить, в какой части каменоломен находится гость этих пещер. Всего их более 10 тысяч.

Движемся дальше по этому черепашьему ходу и натыкаемся вот на такие следы копоти. Здесь они возникли тоже неслучайно – кроме современного граффити есть вот такое историческое, здесь возчики, которые на лошадях и везли белы камни, чистили свои факелы. Существуют еще и напоминания, куда идти, однако для грамотных проводников они не нужны, то есть можно сказать, что в московском метро они точно не заплутают».

Чего не скажешь о тех, кто отправляется изучать подземелье в одиночку или без осведомленного сопровождения. Борис, которые будучи спасателем, не раз вытаскивал отсюда потерявшихся и изрядно напуганных туристов, в который раз повторяет: здесь небезопасно.

– Я так понимаю, вот эти камни – не просто колонна для красоты?

– Это контрольный столб. Если будет дробиться, значит, потолок оседает сильнее.

И все же, это находка для историка – живое доказательство активной добычи мраморного известняка, начиная с 16 века. Камни правильной геометрической формы взялись здесь тоже неспроста. Например, вот это круг, для чего он здесь? Для чего он служил здесь раньше?

Борис Егоров, спелеолог:

«Судя по отзывам специалистов, скорее всего это была заготовка для колонны веневской звонницы. Судя по диаметру камня, заготовка делалась именно для нее – для колоннады».

Камни из соседних шахт использовались и для реставрации самой высокой колокольни Тульской области, а от строительных лесов она освободилась только в конце осени.         

Олег Захаров, прораб фирмы-подрядчика:

«Мы использовали камень не только здешний или не столько здешний, но и, допустим, владимирский, так как высотное здание – 76 метров по кресту, поэтому белый камень используется высотной плотности».

Строительный материал из веневских шахт отправлялся и на отделку нескольких станций московского метрополитена. Ну а теперь здесь добывают не известняк, а новые впечатления и знания.

Надежда Долгих, Андрей Лубенец

Сделай мир немного ярче – поделись статьёй с друзьями!
2021-12-07