16 февраля в большой прокат выходит фильм Сергея Урсуляка «Праведник»

16 февраля в большой прокат выходит фильм Сергея Урсуляка «Праведник»

1942 год. Офицер Красной армии Николай Киселев получает приказ вывести с оккупированных белорусских земель за линию фронта свыше двухсот евреев — стариков, женщин и детей, чудом избежавших неминуемой жестокой расправы. Этим истощенным, измученным голодом и страхом людям, потерявшим родных и едва не сошедшим с ума от пережитого ужаса, предстоит пройти пешком по лесным тропам сотни километров, чтобы вновь обрести надежду на спасение и веру в будущее.

ФАКТЫ О ФИЛЬМЕ

В основе фильма — бессмертный подвиг Николая Киселева, советского офицера, который в августе–октябре 1942 г., будучи руководителем отряда из пяти бойцов-партизан, спас 218 евреев, выведя их из Долгиновского гетто за линию фронта. Их путь составил около 1500 км. В 2005 г. Николаю Киселеву было присвоено звание Праведник народов мира, его имя увековечено на Стене почета в Саду Праведников народов мира в Яд Вашем, израильском Мемориальном комплексе истории Холокоста. Потомки спасенных им людей ежегодно собираются в Тель-Авиве 5 июня, в день последней акции в Долгиновском гетто.
Вдохновением для создателей послужил документальный фильм продюсера Якова Каллера и режиссера Юрия Малюгина «Список Киселева» 2008 г.
Съемки картины проходили в 2021–2022 гг. в Белоруссии, Израиле и России.
В Белоруссии команда фильма работала именно в тех местах, где разворачивались исторические события.
Автор сценария Геннадий Островский и один из генеральных продюсеров Тимур Вайнштейн ездили в Израиль и встречались с участниками драматических событий и их потомками, чьи рассказы легли в основу сценария. Кроме того, Геннадий Островский изучал архивные документы и много фактов почерпнул в историческом исследовании И. Герасимовой «Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев».
Актриса Любовь Константинова, исполнившая роль переводчицы Ани, несколько месяцев брала уроки языка идиш.
«Праведник» — дебют в большом для актрисы Марии Золотухиной, сыгравшей Тову Липницкую.
«Праведник» — это 10-я работа в проектах Сергея Урсуляка для Сергея Маковецкого, 8-я для Федора Добронравова, 4-я для Александра Яценко и 3-я для Евгения Ткачука.
В массовых сценах в картине участвовало до 400 человек.
Для проекта понадобилось около 1000 костюмов, их брали в аренду либо шили специально для съемок. Главными задачами художников по костюмам были абсолютная достоверность и естественность персонажей, поэтому нельзя было обойтись без помощи военного консультанта.
Минское гетто, одно из самых больших в Восточной Европе, для картины воссоздавали в Выборге и Санкт-Петербурге. «Локацию нужно было полностью смоделировать, причем приходилось фантазировать, так как документальных фотографий практически не сохранилось», — отмечает художник-постановщик Евгений Качанов.
В Белоруссии для съемок выкупались или были взяты в аренду деревенские избы, которые перестраивались под нужды группы; строились сараи, выкапывались блиндажи. «Избу, уединенно стоящую в лесу, мы выкупили для сцены в польской усадьбе, — рассказывает художник-постановщик Евгений Качанов. — Мы сделали перепланировку и ремонт, поменяли полы и потолки, выполнили росписи, занесли мебель, ткани, реквизит; а потом, согласно сценарию, этот дом пришлось сжечь».
Для масштабной сцены перехода через Двину специально был сооружен деревянный мост по образцу мостов 1940-х гг. — этот объект, в соответствии со сценарием, также сгорел во время съемок одной из финальных сцен фильма.
Сцена ночной переправы вброд потребовала 2 дня скрупулезных репетиций «на земле» и была снята холодной сентябрьской ночью всего за 2 дубля.
Один из важнейших «персонажей» фильма — лес. Белорусские кинематографисты помогли команде фильма отсмотреть и выбрать немало живописных локаций. Один проход по опушке мог быть снят совершенно в разных местах в десятках километров друг от друга.
Ключевой артефакт по сюжету картины — астролябия, изготовленная еврейскими мастерами в испанском городе Толедо в XVI–XVII вв. и передававшаяся в семье главного героя из поколения в поколение. Чтобы изготовить эту реликвию, художники фильма во главе с художником по реквизиту Анатолием Баторовым сначала по фото и архивам изучили множество астролябий европейских и еврейских мастеров, после чего приступили к отрисовке эскизов своей астролябии. Когда был утвержден финальный вид инструмента, его корпус изготовили из латуни, стрелки из серебра, и декоративным штрихом стала инкрустация искусственными камнями.
На съемках было использовано до 60 единиц исторического стрелкового вооружения для каждой стороны, а также советская 45-милиметровая противотанковая пушка. Кроме того, в кадре можно увидеть немецкие автомобили, мотоциклы, полугусеничный бронетранспортер и средний танк Вермахта PzKpfw IV.
Один из важных членов киноотряда Киселева — белорусский конь Снежок, у которого было много съемочных смен. Когда группа из Минска переехала снимать в Выборг, Снежка заменил российский дублер.
Документальная кинохроника, использованная в картине, предоставлена специалистами Мемориального комплекса истории Холокоста Яд Вашем.
«Праведник» стал последней лентой в фильмографии соратника Урсуляка, прославленного художника-постановщика Алима Матвейчука: мэтр скоропостижно скончался в начале работы над картиной.

ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ ПОТРЯСАЕТ: путь к экрану

Тимур Вайнштейн, генеральный продюсер
Этот путь для меня начался более 10 лет назад, когда я встретился с документалистом Яковом Каллером, и он показал мне свой фильм «Список Киселева». Меня поразила эта история. И очень сильно удивило, что практически никто не знал о существовании такого человека. Естественно, название «Список Киселева» было отсылкой к «Списку Шиндлера», посвященного судьбе Оскара Шиндлера, Праведника народов мира. Праведник народов мира — это человек, который, рискуя собственной жизнью, спасает людей, находящихся в смертельной опасности. И в списке Праведников, вместе с именем Шиндлера, есть имя Киселева. В 1942 г. он несколько месяцев вел за линию фронта по белорусским лесам сотни евреев — стариков, женщин и детей. Десятки тысяч их родственников и друзей погибли в то время в тех краях, и Киселев спасал жизни чудом уцелевших. Вывести удалось не всех, 218 человек. Но сегодня больше 2000 потомков тех людей живет во всем мире и ежегодно собирается в Тель-Авиве, чтобы почтить память Николая Киселева.
Я встречался с тремя участниками того похода. Они были тогда детьми, но помнят каждую минуту пути. На основе их воспоминаний и воспоминаний их родственников, также бывших в отряде, был написан замечательный сценарий Геннадия Островского.

Леонид Верещагин, генеральный продюсер (Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова)
Мы с Антоном Златопольским начали разрабатывать эту историю в 2018 году. Параллельно этим же занимался Тимур Вайнштейн. В дальнейшем мы решили объединить усилия, пригласили Сергея Владимировича Урсуляка в качестве режиссера и заказали сценарий Геннадию Островскому. Получилась удивительная и очень человечная о жертвенном подвиге русского солдата, которая, как мы надеемся, отзовется в сердцах зрителей и откроет еще одну неизвестную широкой публике страницу Великой Отечественной войны.

Антон Златопольский, генеральный продюсер («Россия 1»)
Фильм Якова Каллера «Список Киселева» 2008 г. был впервые показан на телеканале «Культура», и с того момента мы не отпускали эту историю. И так счастливо сложилось, что у нас появились блестящий сценарий, замечательная команда и великолепный режиссер. Сценарий Геннадия Островского как будто создан для режиссуры Сергея Урсуляка. Он наш давний друг и партнер, выдающийся кинорежиссер, чьи работы не нуждаются в напоминании, их знают все. Невероятно чуткий и пронзительно честный мастер, Урсуляк как никто умеет бережно и достоверно рассказать самую драматичную историю и попасть в самое сердце. При этом, не побоюсь сказать, сохраняя великое человеческое свойство — видеть юмор даже в нечеловеческих обстоятельствах.

Сергей Урсуляк, режиссер
«Праведник» не просто рассказ о Холокосте, не просто рассказ о войне. В нем есть пронзительная нота соединения времен и общности поколений.
Автор сценария картины Геннадий Островский — замечательный драматург, соединяющий лирику с юмором. Мы стремились, чтобы в нашей ленте нашлось место не только страшному, больному и мучительному, но и юмору, лирике, улыбке. Надеюсь, что при всех сложностях и драмах, о которых мы повествуем, у нас получилась светлая картина.
Живые истории участников событий я слышал не в непосредственном общении, а в записи. Если автору сценария было важно общаться лично, разговаривать, много смотреть и читать, то я в этом смысле пользовался уже отраженным светом от автора сценария. Хотя, конечно, попутно я тоже читал очень много интервью и воспоминаний. И очень многие воспоминания вошли в ткань сценария. Пока участники похода не заговорили, никто не знал эту историю, никто не знал имени Киселева. Количество новых жизней, которые появились благодаря этому чудесному спасению, потрясает.

ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ ОТКРЫВАЕТ ГЕРОЯ: путь Киселева

Сергей Урсуляк, режиссер
Это фильм не про праведника, а про человека, который делает то, что должен.

Александр Яценко, исполнитель роли Николая Киселева
У Киселева не было какого-то особого отношения к евреям, они для него такие же советские люди, как он сам, как и все остальные. И в то же время их мир для него — особый, не до конца понятный. Их религиозность, их приверженность ритуалам, их жизненный уклад — все это для него поначалу очень непривычно. И трудный путь длиной 1500 км, который одолел отряд Киселева, — это еще и его собственный путь. Путь к пониманию этих людей, в которых он постепенно обнаруживает надежность и самоотверженность, а еще — путь к самому себе, ведь он за это время переосмыслил свою жизнь, на многие вещи стал смотреть другими глазами.

Евгений Ткачук, исполнитель роли Ферзя
Выполнение приказа и само понимание сути этого приказа вырастает на почве отношения Киселева к жизни и к людям. Совершенно неважно, какой ты нации, ты человек, ты во имя жизни или во имя смерти. Перед Киселевым возникает конкретный вопрос, на который он себе отвечает, вставая на защиту жизни. Отходит на второй план, что это приказ. Тот уровень задачи, который ставится перед ним в той ситуации, выше социальных связей. А любой подвиг — проявление душевных сил человека. Фильм именно об этой силе, о духовном пути людей, которые оказываются в эпицентре страшных событий.

Марк Эйдельштейн, исполнитель роли Моше Таля в юности
Киселев — супергерой, но человек. Супергерой в бушлате. Если задуматься о том, что он сделал, то это супергероизм, да. Герои совершают возможное в представлении человеческого ума. Чем от них отличаются супергерои? Мы не можем поверить, что их подвиги возможны, взять, к примеру, Железного человека. А Киселев — реальный супергерой. Если окунуться в атмосферу того времени, в обстоятельства, в тонкости натуры тех, кого он вел, в геополитические нюансы, становится ясно, что то, что он сделал, было в принципе невозможно. Физически, психологически. А еще накладывается его изначальное отношение: он же не хотел за это браться, но пропустил через себя этих людей, эту ситуацию. И он это сделал и стал спасителем.

ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ ОБРЕТАЕТ ЛИЦО: путь актеров к их героям

Александр Яценко, исполнитель роли Николая Киселева
До того, как Сергей Урсуляк передал мне сценарий «Праведника», я не знал историю Николая Киселева, ничего о нем не слышал. Прочитал сценарий, полез в сеть, нашел документальный фильм о Киселеве, посмотрел, стал искать другие материалы о нем, некоторые мне присылали. Вообще, я не мог предположить, что Урсуляк мне предложит такую роль. Это стало для меня неожиданностью, и ответственность я почувствовал очень большую.
Мой герой — человек, который должен здесь и сейчас решить поставленную перед ним задачу. Это труднейшая задача, и поначалу она кажется ему невыполнимой. Киселев ведь в мирной жизни был бухгалтером, значит, у него рациональный склад ума. Он умеет считать, умеет просчитывать варианты. Все говорило о том, что ничего не получится, что он не сумеет спасти людей, которых ему доверили. Но отказаться он не мог. Во-первых, потому что идет война, и это приказ, его надо выполнять. Во-вторых, Киселев был человеком неравнодушным и понимал, в какой опасности оказались эти люди.
Преображение Киселева происходит во многом благодаря Ане, которую сыграла отличная актриса Люба Константинова. У ее героини тоже есть реальный прототип: эта девушка потом вышла за Киселева замуж. Но никакой любовной линии в обычном понимании у нас в фильме нет. Есть зарождение чувства, и так даже интереснее. Романтика досталась другим персонажам, а у Киселева с Любой нет времени для пожара страстей, их чувство сдержанное, спрятанное, почти тайное, но не менее сильное.

Сергей Урсуляк, режиссер
В случае с Сашей Яценко я не гнался за внешним сходством, просто мне в картине нужен был некий камертон правды, потому что Гена Островский написал все-таки во многом фантазийный и поэтичный сценарий. И мне нужна была какая-то мера правды, которую для меня всегда олицетворяет Саша. Он очень правдивый артист.

Любовь Константинова, исполнительница роли Ани
Как я могла не согласиться на эту роль? Я была счастлива, что мне ее предложили! Мы не были знакомы с Сергеем Владимировичем, впервые увиделись, когда я приехала к нему на пробы. Помню, у него в кабинете висела огромная доска с фотографиями, на которой был Саша Яценко, кто-то еще из актеров и множество актеров-евреев. Мы с Сергеем Владимировичем сели, поговорили очень тепло о жизни, об искусстве. Он рассказал мне про сценарий, про историю. Предупредил, что будет мало слов. А я в тот момент жаждала сняться в в роли, где будет немного слов и много смыслов. Реплики на идише меня тоже сильно заинтересовали. Отличница по жизни, я обожаю учить новые языки. И это плюсом к самой возможности поработать с Сергеем Владимировичем Урсуляком. Для меня это все было какой-то фантастикой!.. Я до самого последнего момента, до начала съемок, думала: «Это неправда, этого не может быть!»
Моя героиня — Анна, она была связной в отряде Киселева и одновременно переводчицей, можно сказать, некой связующей нитью между ним и евреями, потому что он не знал идиш, а большая часть евреев не говорила на русском. И при этом он вел их по лесам столько времени! Один этот факт — уже кино! И вот эта девушка Анна была правой рукой Киселева, его подспорьем. После войны они поженились, родили детей. Все это непридуманная, реальная любви.
В рамках подготовки к роли я по «Зуму» учила идиш с преподавателем. Он был такой колоритный, прямо старец, мудрец, как из фильмов! И он говорил, что в идише главное не то, как ты произносишь звуки, главное — смыслы. Удивительный язык, свои реплики на нем я до сих пор помню наизусть, спустя столько времени!

Сергей Маковецкий, исполнитель роли Рувима Янкеля
Это потрясающая история! И, скажу честно, я о ней не знал. Прочитав сценарий, я подумал, что Геннадий Островский это все сочинил. А когда я понял, что это было в реальности… Фантастика! 218 человек, 1500 км, и немцы, которые идут по пятам. Просто удивительная история! И столько ярких эпизодов этого похода нашли отражение в сценарии. Читая его, я не плакал навзрыд, но дрожь пробегала, сердце сжималось. Я ни на миг не сомневался, что буду принимать участие, и с радостью согласился. Когда Сергей Владимирович мне позвонил, он так смешно сказал: «Сережа, ты играл у меня еврея. Ты был у меня хромым. Ты был у меня немытым и нечесаным. Есть возможность соединить три в одном!» мой — не то чтобы жизнерадостный клоун… Нет, он же не дурак. Но он такой человек: безнадега — а он улыбается, безнадега — а он шутит.

Евгений Ткачук, исполнитель роли Ферзя
Мой Ферзь — фартовый человек, который умеет играючи преодолевать сложные обстоятельства. С малых лет он привык выживать — беспризорником на улице, в застенках, — и во время войны эти навыки очень ему пригодились. Выживание — главный его жизненный принцип. У него все для себя и под себя, ни о каком подвиге нет речи. Приказ как таковой для него тоже не имеет значения. Он несколько раз не выполняет приказы, а делает так, как считает нужным. И выигрывает, что интересно. Но когда Ферзь влюбляется в Тову, глубокое чувство дает ему понимание уже другого уровня ответственности: не только «я», но близкий, любимый человек, который важнее тебя. То, ради чего стоит жить и радоваться жизни, находить минуты счастья даже в самых сложных ситуациях. Умудряться хранить это чувство в кромешном аду. И мой персонаж проходит процесс очищения через тяготы и через чувство. Для него война становится чистилищем души.
Сергей Владимирович сам замечательный артист, знает эту кухню изнутри и очень точно работает с артистами еще до съемочного процесса: собирает на репетиции, мы вместе читаем, особо важные сцены проходим отдельно. В этом секрет. Очень важно, чтобы артисты, приходя на площадку, не знакомились друг с другом, чтобы у них была возможность заранее пообтереться, понять друг друга. Тогда и рождается настоящая жизнь в кадре.

Мария Золотухина, исполнительница роли Товы
Я играю Тову, персонажа, важного для художественной ткани идеи, заключающейся в противоположении жизни и любви кошмару насилия и жестокости. Свадьба молодой иудейки и бойца Красной армии, людей разных миров, стала возможной в невозможных обстоятельствах. И даже если в действительности такого не было, я верю: так могло произойти в схожих условиях. Любовь есть, она спасает и попирает зло.

Марк Эйдельштейн, исполнитель роли Моше Таля в юности
в меня попала, ведь моя фамилия — Эйдельштейн, и я имею отношение к еврейскому народу. Бабушка и дедушка по папиной линии много рассказывали мне про свой народ, про родственников в Израиле. Так что эта тема была для меня важна еще до проекта, хотя я с ней никогда напрямую не соприкасался, живя здесь, в России.
Перед знакомством с Сергеем Владимировичем Урсуляком я погуглил про эту историю, так как ничего про нее не знал. И кто такой Сергей Владимирович, тоже не знал! Я ни одного его фильма не смотрел (и, если честно, так и не посмотрел, потому что он мне запретил смотреть его кино, а я его слушаюсь). Когда мы встретились, я ждал, что он даст мне текст, чтобы я почитал, но Сергей Владимирович предложил просто поговорить. Он спрашивал об учебе, оказалось, что он знает моего мастера, Марину Станиславовну Брусникину… И после этой беседы мы попрощались. И я так обломался, так расстроился, подумал — все. А он мне так понравился! Мне так хотелось просто еще о чем-то с ним поболтать!.. Но дня через четыре мне прислали сценарий. Я его прочитал и был поражен масштабом истории. Это настоящий эпос, полотно, в котором Моше Таль не просто один из героев, а центральный персонаж. После чего состоялась новая встреча с Сергеем Владимировичем, и мы уже начали подробно обсуждать, читать. Потом пришел Саша Яценко, мы читали вместе. Меня так и не попросили что-то сыграть, а утвердили по тому, как я читаю, как я общаюсь. Это было очень здорово!
Мой герой — собирательный образ. Исходная точка: Моше вместе со своей большой семьей — родителями, братьями и сестрами — живет в гетто. Он хулиган, крадет провизию, бегая по округе. Когда у родителей встает выбор, кого из детей спасти от неминуемой смерти, выкупив за ценности и украшения (а им хватает только на двоих), они выбирают Моше и его младшую сестру Мириам. И это главное событие для моего героя — когда он осознает, что у него ничего не осталось, кроме сестры и фамильной реликвии, астролябии, которая связывает его с многолетней историей его рода. Отныне движущая сила Моше — защитить то, что осталось от его семьи. Ему приходится быстро повзрослеть, совершая серьезные поступки и принимая суровые решения.

Дов Гликман, исполнитель роли Моше Таля в зрелом возрасте
Раньше я не слышал об этих событиях, но они увлекли меня с первой минуты, как я открыл сценарий. Он меня очень тронул: множественность точек зрения, как в жизни, с сожалениями, герой, настаивающий на своем… Это рассказ об удивительной странице еврейской и мировой истории, а ведь прошлое так важно знать. Не копаться в прошлом, а знать его.
Мне очень-очень нравится моя роль, потому что мой персонаж меняется по ходу истории. Довелось сыграть много эмоциональных сцен разного градуса, например, когда приходится скрывать эмоции, и ты остаешься без воздуха.

ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ ОЖИВАЕТ: путь съемочной группы по историческим местам

Сергей Урсуляк, режиссер
Я всегда хочу в первую очередь доверять себе, поэтому мы приезжаем и снимаем «Тихий Дон» на Дону. Да, наверное, можно найти реку — или леса в случае «Праведника» — в других местах, и это будет даже похоже и точно дешевле. Но мне нравится, когда я нахожусь в тех местах, где происходили события. Я сразу понимаю, что это обрастает каким-то внутренним чувством уверенности: да, это было здесь, это было так. Вот эта вера, это заблуждение — то, что держит нас на плаву, энергия заблуждения.
Что касается съемок в Израиле, в огромной степени это заслуга продюсеров. Съемки многократно откладывались (из-за ковида, из-за международной ситуации), дважды срывались в самый последний момент. Думаю, что любые продюсеры уже заговорили бы о необходимости искать замены и альтернативные пути. И здесь я еще раз хочу сказать благодарность продюсерам и производственной компании в лице Маши Ушаковой, которые проявили замечательную чуткость и мужество и сумели, невзирая на дополнительные расходы, организовать третью поездку в Израиль, чтобы мы максимально точно, правдиво и честно сняли эпизоды, которые должны были быть сняты в Израиле. Они не пошли на компромиссы, и за это я им очень благодарен.

Александр Яценко, исполнитель роли Николая Киселева
Бывало, приходилось часа по три добираться по лесу до съемочной площадки. Белорусский лес — удивительный. Живой, не замусоренный, лесники о нем заботятся. Мох такой глубокий, что делаешь шаг — и проваливаешься. Ну и, конечно, всем нам было важно, что именно в этих краях и происходили события, о которых мы рассказываем.

Марк Эйдельштейн, исполнитель роли Моше Таля в юности
Леса с дождями и грязью, холмистая местность, особенно когда у тебя на плече винтовка, — это был ад. Там даже 3G не ловил! Ты был отрезан от мира, ты был в отряде Киселева. И огромная заслуга, феномен Сергея Владимировича, что атмосфера на площадке, учитывая непростые обстоятельства, была настолько легкой, игровой… Иначе бы мы сошли с ума за три месяца в этих лесах. Но Сергей Владимирович создал дружеское, чистое и положительно настроенное пространство вокруг этой тяжелой истории, и на площадке между дублями мы все отдыхали. Все было энергетически заряжено силой и одновременно легкостью. Сергей Владимирович сам очень легко ко всему относится. Наверное, из-за опыта и некоторой отстраненности. Потому что он понимает: мы все пропускаем через себя, и если и он будет так подключаться, как пытаемся мы, то ничего не построится. А ведь он строитель, архитектор. У меня одна линия, а Сергей Владимирович держит 31 линию. Поэтому он все и всех на площадке энергетически поднимал. Это было очень круто!
В мой последний съемочный день мы снимали во дворе просто заход в подъезд, и когда прозвучала команда «снято!», все захлопали, а я осмотрелся, и передо мной был такой старый, но крепкий дом, величественный, с рыцарским благородством в архитектуре. И когда мы обнялись с Сергеем Владимировичем, я осознал, что тяжелый путь пройден, теперь я как за каменной стеной этого дома. Даже когда Сергея Владимировича нет рядом, он теперь всегда остается со мной. Он меня закалил и, специально не объясняя, объяснил важное о серьезности профессии, об ответственности за героя, которая к тебе приходит с ролью, и о терпении. Теперь я натренирован: осознаю масштаб ответственности, и меня никто не может сбить. Вот чему я научился, снявшись в фильме «Праведник».

Евгений Ткачук, исполнитель роли Ферзя
Сергей Владимирович уникально ведет площадку на таком… абсолютно актерском состоянии. Он держит и уровень юмора, и уровень подхода к задаче. Еще на «Тихом Доне», когда я врывался к нему в плейбек и что-то кричал, доказывал, он просил меня выйти из палатки, вернуться и сообщить новость, которую я несу, с другими интонациями. Это потрясающе! Думаю, что успех любой его картины — это именно умение владеть ситуацией, какая бы она ни была, какое бы число людей ни было задействовано, насколько бы сложной ни была локация. Его отношение к творческому процессу как к празднику — этого у него не занимать, и я ему очень благодарен за этот опыт и за умение таким образом вести площадку. Это наслаждение! Это наша третья работа с Сергеем Владимировичем Урсуляком. И каждый раз он открывается для меня по-новому. На этом проекте он глубоко исследует, проверяет, щупает и дает нам, артистам, особое ощущение.
На этой картине я, пожалуй, по-новому открыл для себя Беларусь. Живописность мест просто потрясает! Такая была радость от белорусских лесов, такая там, даже в буреломах, душа, глубина — сразу влюбляет в себя. Я с большим удовольствием гулял по лесу, нашел удивительный музей в Забродье, где мы снимали. Уникальное место, целый поселок с восстановленными историческими деревянными домами, с выставкой ретротехники. Я был просто поражен тем, как это все сделано, как ухоженно, с какой любовью поддерживается.
Очень сложной была сцена переправы через реку. Это был человеческий подвиг практически ста актеров и участников массовки. Два дня мы готовились к съемке, долго репетировали на земле. А сняли довольно быстро, за два дубля, хотя это был очень непростой процесс: сентябрь, ночь, очень прохладно, а поддеть ничего нельзя, потому что все в нательных рубахах, любое утепление было бы видно. Помню, как мы бежали от реки до своих вагончиков, чтобы согреться…
Еще одна памятная сцена, которой, как я понимаю, особенно дорожит Сергей Владимирович, и которую мы готовили до съемок и тщательно репетировали, — сцена еврейской свадьбы. Обряд был полностью воссоздан по всем традициям. Что касается меня, я уже второй раз в женюсь по еврейским обычаям. Первый раз это было на «…Япончике» (сериал «Жизнь и приключения Мишки Япончика» — прим. ред.), а второй раз уже в лесах Белоруссии.

Любовь Константинова, исполнительница роли Ани
Мы очень старались снимать максимально честно, шли по тем же белорусским лесам. Когда сняли сцену ночного перехода ледяной реки, мне показалось, мы реально поменялись и переосмыслили все происходящее: говоря простым языком, мы просто обалдели, как это было страшно! Артисты массовых сцен по-настоящему мерзли, поскальзывались и спотыкались в ледяной реке, все всем старались помогать. Это был киношный структурированный хаос, а в жизни как было? В этой темноте, в этой черной воде… Невообразимо. Я была среди тех, кто оставался на берегу, но это впечатление от увиденного со мной до сих пор.
Еще мне очень запомнился грим — самый потрясающий в моей карьере! Я приходила, мне три раза проводили по лицу кисточкой с такой черной пудрой, которая похожа на грязь, — «Все, готова!» Бывало, встанешь утром какая-то помятая, придешь на грим, переживаешь, а девчонки-гримеры поддерживают: «Отлично! Чем хуже — тем для нашего кино лучше!»

ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ СПОСОБНА РАЗБУДИТЬ ПАМЯТЬ И ЧУВСТВО СПРАВЕДЛИВОСТИ: путь к зрителю

Сергей Урсуляк, режиссер
Мне неловко говорить, что это хороший фильм, но зачем я буду это скрывать? Он хороший! И я бы хотел, чтобы как можно больше людей посмотрело картину, потому что, мне кажется, она возвращает нас к правильному ощущению себя, наших отношений между собой, нашей родины, нашей жизни. Фильм дает правильные ориентиры, а сегодня это очень важно. Важно и нужно снимать, говорить и писать о том, что делает нас лучше и дает нам примеры из прошлого, когда мы были лучше. Это единственный выход: опираться на то, что у нас было хорошего, не культивировать в себе плохое.

Александр Яценко, исполнитель роли Николая Киселева
Я не знаю, какой жанр у нашего фильма. Тут есть и героическая драма, и приключение, и трагедия, и даже смешное есть. Но Урсуляк — тонкий режиссер, и смешное у него никогда не бывает жирным. «Праведник» не скучное кино, не пресное и уж точно не агитка. Это кино честное и человеческое. И оно не про позавчера, а про сегодня. Надеюсь, что сегодня «Праведник» окажется нужным.

Евгений Ткачук, исполнитель роли Ферзя
Печальный факт, что у нас процветает незнание своих героев. Мы очень хорошо знаем имена злодеев, а вот герои как-то стираются. Как Девятаев, к примеру, уникальный человек, который, можно сказать, спас мир своим докладом о ракетах Фау. И его была в таком мраке до последнего времени! Откуда он там сбежал, какие бесценные сведения передал… Отсидел, считался предателем! Вот это угнетает и разочаровывает в нашей истории — смещение исторических акцентов. Но, слава богу, появляются такие фильмы, которые повествуют о подобных подвигах, подвигах человеческого духа в первую очередь. И я рад, что история Киселева дойдет до большого числа зрителей. Главный посыл картины — гуманистический: как страшна и бесчеловечна война, как важно оставаться человеком даже в самых страшных обстоятельствах.

Любовь Константинова, исполнительница роли Ани
Замечательно, что этой темой заинтересуются, замечательно, что люди всех возрастов и разных поколений узнают о личности Киселева. Человек жив, пока жива память о нем, а сейчас такой мир — в нем очень много информации, очень много сиюминутного. Так что нужно беречь эту память как сокровище, нести ее и делиться ею. Чтобы знали, что был такой человек, такой герой — Николай Киселев.

Марк Эйдельштейн, исполнитель роли Моше Таля в юности
Я бы хотел, чтобы, выйдя из кинотеатра, зритель почувствовал, что добро неизбежно всегда побеждает зло. В это трудно верить, обстоятельства бывают самые разные, но в это необходимо верить. Так и есть!

Антон Златопольский, генеральный продюсер («Россия 1»)
Для нас, как и для наших партнеров — Студии «ТРИТЭ» Никиты Михалкова, «ВайТ Медиа», «Киевская площадь», «Централ Партнершип» — это особенная, стоящая особняком картина. Так же, как для режиссера Сергея Урсуляка, обладающего уникальным даром тронуть сердце, — и в «Праведнике» ему как никогда удалось соединить высокое, трагическое, пронзительное с непобедимой человеческой улыбкой. И все это невероятно органично, от просмотра невозможно оторваться. Верим, что фильм способен разбудить не только память, но и великое чувство справедливости. Мне кажется, нет такого зрителя, который бы, увидев эту картину, не сходил на нее еще раз, не привел бы всю семью, не посоветовал бы ее всем друзьям и знакомым.

Тимур Вайнштейн, генеральный продюсер
Хочется верить, что благодаря нашему фильму имя Киселева, как и имя Шиндлера, для многих поколений людей в России и за рубежом станет таким же символом героизма и мужества.

Россия, 2023
Жанр: военная драма
Производство: «Централ Партнершип», «ВайТ Медиа», Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова, телеканал «Россия 1», при поддержке Фонда Кино и Группы компаний «Киевская площадь»
Производственная компания: Киностудия «Москино»
Генеральные продюсеры: Антон Златопольский, Тимур Вайнштейн, Леонид Верещагин, Никита Михалков
Продюсеры: Мария Ушакова, Вадим Верещагин, Юлия Сумачева
Режиссер-постановщик: Сергей Урсуляк
Автор сценария: Геннадий Островский
Оператор-постановщик: Михаил Милашин
Композитор: Василий Тонковидов
Художники-постановщики: Алим Матвейчук, Евгений Качанов
Художники по костюмам: Елена Станкеева, Алексей Камышов
В ролях: Александр Яценко, Сергей Маковецкий, Федор Добронравов, Евгений Ткачук, Юлия Витрук, Любовь Константинова, Марк Эйдельштейн, Мария Золотухина, Константин Хабенский, Дов Гликман, Дитмар Кениг и др.
Возрастное ограничение: 12+
Продолжительность: 158 мин.
Дистрибьютор: «Централ Партнершип»
Релиз: 16 февраля 2023 г.

Вести-Тула

Ещё больше новостей – в официальном телеграм-канале тульских «Вестей». Заходите, подписывайтесь и будьте уверены, что Вы в курсе всех происходящих в Тульской области событий.
Сделай мир немного ярче – поделись статьёй с друзьями!
2023-02-16